УДК 111.7.113, 130.33, 159.9, 211.1, 519.72, 524.8, 530.145, 539.182, 577.388

Букалов А.В.

e-mail: boukalov@gmail.com
Физическое отделение Международного института соционики
Журнал «Физика сознания и жизни, космология и астрофизика», номер 3-4, 2001 .

Сознание и физический мир: измененные состояния сознания и трансперсональная психология

Описаны данные С. Грофа по картографии человеческой психики, включая ее трансперсональные уровни. Они позволяют сделать вывод о несводимости психики и сознания к известным физическим сущностям: пространственно-временным и энерго-импульсным структурам. Предложена концепция психоинформационных полей и психоинформационного пространства ( ψ, i ), являющегося такой же элементарной составляющей единого поля B U ( ψ, i , e, p, x, t) как энергия-импульс и пространство-время.
Ключевые слова: измененные состояния сознания, ЛСД, трансперсональная психология, физика сознания, психика, психоинформационное поле, психо­информационное пространство.

Вопрос о соотношении сознания и материального физического мира, еще тысячелетия назад поставленный, до сих пор не получил своего удовлетворительного разрешения. Загадка сознания породила стремление познать его. И уже в древних культурах появляется представление о глубине и неисчерпаемости состояний сознания, спектр которых намного шире представлений и состояний обыденного человеческого ума и сознания.

Феномены сознания, проявляющиеся во сне, гипнозе, медитации, йоге, при применении психоделиков, издавна использовались во всех культурах в их религиозных аспектах. Богатство и разнообразие этих состояний так поразили мудрецов Индии, что они объявили эти феномены истинной реальностью, а наблюдаемый мир и обыденное сознание - майя, иллюзией. Западная культура оказалась более материальной по своему мировоззрению; в XX веке, в связи с появлением кибернетики, сознание стало рассматриваться как эпифеномен, порождение материальных процессов, которое можно и смоделировать, и воплотить в машине. Строго говоря, это и возможно при моделировании «ложного эго», как это сделано с логическими функциями. Однако невозможно моделирование всего сознания. На проблему сознания натолкнулась и квантовая физика в связи с ролью наблюдателя в процессе измерения. В квантовой космологии этот вопрос стоит необычайно остро, т.к. от его решения зависит выбор модели Вселенной, в которой мы живем [7]. Существуют все основания полагать, что роль сознания в физическом мире достаточно велика, ибо сознание (например, человека) в конечном счете воздействует на физическую материю, трансформирует ее.

Структурой сознания в его полном объеме ранее занимались религиозные, мистические и философские учения. Здесь мы можем выделить ведущую роль индийской культуры, породившей Веды, Упанишады и буддизм. Уже буддизм и другие философские школы крайне рафинировано подходили к описанию структуры сознания и всех его уровней. Это описание лишено мистики и его можно было бы назвать научным, с поправкой на необычность предмета исследований. Однако нашему рационалистическому, западному научному мышлению, как показывает практика, воспринять систему понятий другой культуры трудно. Поэтому, для облегчения рассмотрения феноменов сознания, обратимся к исследованиям по трансперсональной психологии, проводимым в рамках западной рационалистической научной парадигмы, которые можно использовать для построения физических моделей сознания.

Трансперсональная психология изучает феномены, связанные с расширение сознания, выходом за границы обыденного эго, за пределы индивидуального организма в сферу коллективного бессознательного, рассматривает структуры последнего, а также религиозный и мистический опыт сознания. Одно из наиболее полных, на наш взгляд, исследований по картографии сознания выполнено С. Грофом (США) с использованием ЛСД1 [5, 4]. Работая с ЛСД, С. Гроф сделал вывод, что это вещество является мощным катализатором ментальных процессов, активирующих бессознательный материал на разных глубинных уровнях личности. Оказалось, что пациент способен воспринимать различные уровни обычно бессознательной части психики и осознавать их.

Гроф выделил 4 основных уровня человеческого бессознательного:
1) абстрактно-эстетические переживания;
2) психодинамический;
3) перинатальный;
4) трансперсональный.

Рассмотрим кратко их содержание.

1. Абстрактный и эстетический уровень.

Переживания этого уровня возникают в первых ЛСД-сеансах и характеризуются насыщенностью цветовой гаммы рассматриваемых предметов или их прообразов, а также преобладанием абстрактных геометрических построений, «архитектурных паттернов», оптических иллюзий с нарушением привычных пространственных соотношений. При этом неодушевленные предметы могут быть приняты за фантастических или сказочных животных. Резко возрастает чувствительность к звукам. Гроф приводит следующий примет отчета о ЛСД-сеансе обучающегося психиатра:

«Я глубоко запутался в абстрактном мире вращающихся геометрических фигур и роскошных расцветок, более ярких и светящихся, чем что бы то ни было прежде в моей жизни. Я был очарован и загипнотизирован этим невыразимым калейдоскопическим спектаклем.

В какой-то момент геометрические структуры стабилизировались и образовали форму довольно сложного витиеватого обрамления большого зеркала в стиле барокко. Оно представляло собой сплетение ветвей с роскошной листвой, вырезанных на дереве. Зеркало было разделено на пять или шесть отделений неправильной формы, образованных боковыми ответвлениями обрамления. К моему огромному удивлению, когда я заглянул в эти отделения, перед моими глазами начали разворачиваться различные интересные сцены. Персонажи этих сцен были в большой степени стилизованы и несколько похожи на кукол. Общая атмосфера была довольно забавной и комичной, но с определенным подтекстом секретности и лицемерия. Неожиданно я понял, что наблюдаю символическую сатиру на свое детство, проведенное в маленьком провинциальном городке в мире «мелкой буржуазии». Он был населен характерными фигурами, представлявшими «сливки» общества. Взрослые, встречавшиеся группами в различных сочетаниях, оказывались совершенно несостоятельными в своем поведении и суждениях относительно других людей; они не отказывали себе в мелких сплетнях, разыгрывая бесконечные нелепые и лицемерные социальные игры и обменивались маленькими «секретами» сексуального порядка («так, чтобы не услышали и не узнали дети»). Я переживал себя, как участника-наблюдателя этого гротескного спектакля, довольно любопытного и волнующего, но часто вызывающего смущение. К моему удивлению, все мои эмоции того периода моей жизни всплыли из глубоко бессознательного и вновь ожили и стали реальными».

2. Психодинамический уровень.

Он охватывает область индивидуального бессознательного и сферы личности, доступные в обычных состояниях сознания. Феноменология психодинамических переживаний соответствует концепциям классического психоанализа и пациенты переживают возрастную регрессию до детского и младенческого возраста. Они «оживляют в памяти различные психосексуальные травмы и комплексы ощущений относящиеся к инфантильной сексуальности и встают перед лицом конфликтов, включающих активность различных либидных зон. Они должны встретиться лицом к лицу и проработать некоторые из основных психологических проблем, описанных в психоанализе, таких как Эдипов комплекс и комплекс Электры...». Помимо этого часть ЛСД-феноменов, не укладывающихся в психоаналитические конструкции, объясняется Грофом введением т.н. систем конденсированного опыта (СКО), которые являются констеляцией или сгущением жизненного опыта человека в каких-либо аналогичных ситуациях, от ранних детских переживаний до переживаний более позднего, взрослого возраста. При этом СКО характеризуются сильным положительным или отрицательным эмоциональным зарядом. Структура личности обычно содержит большое число СКО. Любопытно, что формирование СКО как динамической иерархической системы определяет восприятие человеком какой-либо похожей ситуации как той, в которой он уже побывал. Это порождает стереотипное поведение и реагирование на набор сходных ситуаций, воспринимаемых как одно и то же.

По С. Грофу, ядро СКО-констеляции как матрица памяти формируется в результате «центрального переживания» какого-либо раннего события. Чаще всего это обстоятельства биологического рождения индивидуума и связанные с этим переживания. Вокруг этого ядра организуется кластер более поздних переживаний, имеющих сходный паттерн. Из такой схемы ясно видно, что глубинные ядра переживаний управляют бессознательным поведением человека.

Крайне важно отметить, что «события раннего детства и младенчества могут быть восстановлены в сеансах ЛСД с невероятной точностью даже в мельчайших деталях». Все воспоминания ЛСД-пациентов тщательно проверялись профессионалами. В качестве примера можно упомянуть случай, когда пациентка описала интерьер комнаты, узор вышивки на занавеси кроватки и на скатерти на столе какими, какими они были в конце первого года ее жизни.

При этом переживания травмирующих ситуаций сопровождаются интенсивными эмоциональными и соматическими отреагированиями с изменением поведения и ценностей индивидуума. Более того, ядро переживаний СКО может быть связано с реакцией на трансперсональные факторы, присутствующие в виде «родовой, расовой или филогенетической памяти, архетиповых структур и даже переживаний прошлых воплощений». Необходимо отметить, что в ЛСД-сеансах медицинский персонал и окружающая обстановка воспринимаются пациентом как участники переживаемых событий детства, реальные или символические.

В серии последовательных сеансов ЛСД происходит «процесс постепенного раскрытия, отреагирования и интеграции различных уровней отрицательной СКО и открытие путей влияния положительных СКО», связанных с оптимистическим отношением к жизни. После проработки слоев бессознательного на психодинамическом уровне, индивидуум вступает в область перинатальных переживаний.

3. Перинатальный уровень.

Этот уровень связан с переживанием биологического рождения индивида, когда он вспоминает события собственных родов. Может показаться удивительным, что человек способен вспомнить события подобного рода, однако позже мы рассмотрим факты, показывающие, что память бессознательного содержит информацию даже о зачатии индивидуума.

На перинатальном уровне (или Ранковском2 уровне) сознание индивидуума сталкивается с проблемой рождения и смерти, смысла жизни. Человек, прошедший эту сферу психики, начинает понимать, что «начало жизни есть то же самое, что и ее конец». Даже для людей, скептически настроенных, атеистов открываются области духовных и религиозных переживаний, радикально меняющих их мировоззрение. При этом перинатальный уровень разделяет уровни индивидуальной и трансперсональной психологии. Очень часто в перинатальных переживаниях появляются трансперсональные элементы, например, архетипы Юнга.

С. Гроф выделил 4 кластера или паттерна переживаний на этом уровне и обнаружил параллели между этими паттернами и клиническими стадиями родов. Эти 4 кластера он назвал Базовыми Перинатальными Матрицами (БПМ I–IV). БПМ «являются гипотетическими динамическими управляющими системами, функционирующими на Ранковском уровне бессознательного подобно тому, как СКО действуют на Фрейдовском психоаналитическом уровне».

Перинатальные переживания имеют два аспекта: биологический и духовный. «Биологический аспект перинатальных переживаний состоит из конкретных и довольно реалистических переживаний, связанных с индивидуальными стадиями биологических родов». Каждой стадии биологического рождения соответствует специфическая духовная составляющая. Безмятежному внутриутробному существованию плода (БПМ-I) соответствуют переживания космического единства, «океанического» экстаза, опыт «хорошей (или плохой) матки», элементы трансперсональных переживаний. Началу родов соответствует чувство космического поглощения. Первая клиническая стадия родов, «сжатие в закрытой маточной системе» соответствует переживанию «нет выхода» или аду; индивидуум ощущает огромное физическое и психологическое страдание, апокалипсическое восприятие мира, «ужас перед войнами и концентрационными лагерями» и т.п. Во второй клинической стадии родов происходит прохождение ребенка через родовые каналы, ей соответствует БПМ-III, охватывающая «переживания борьбы между смертью и вторым рождением», сопровождающаяся интенсивными страданиями «космических размеров», «вулканическим экстазом», переживанием разрушительных сил природы, убийств, переживанием страдания и воскресения (Христа, Дионисия и др.). В третьей клинической стадии родов происходит завершение процесса родов, чему соответствует БПМ-IV, включающая в себя «переживание смерти эго и повторного рождения», чувства расширения пространства, «понимание и высокая оценка простого образа жизни», гуманистические и филантропические тенденции и др. Развивая идеи С. Грофа, автор обнаружил, что переживания в БПМ-I–IV связаны с процессом формирования психологических типов личности в соционике [1].

Поскольку многие элементы БПМ-I связаны со входом в область трансперсональных переживаний, остановимся подробнее на переживании космического единства, которое может рассматриваться как ввод в трансперсональные переживания. «Его основными характеристиками являются выход за пределы дихотомии субъект-объект, чрезвычайно сильное положительное действие (мир, спокойствие, радость, безмятежность и блаженство), особое чувство сокровенности, трансцендирование времени и пространства, переживание чистого бытия и богатства проникновения в космическую релевантность (уместность всего в космосе). Часто субъекты говорят о вневременности настоящего момента и утверждают, что они касаются бесконечности. Они указывают на невыразимость и подчеркивают ошибочность лингвистических символов и структуры нашего языка в передаче природы этого события и его значения. Описание космического единства обычно полно парадоксов, нарушающих основные законы и самое существо аристотелевой логики. Индивидуум может, например, говорить об этом опыте как о лишенном содержания и, тем не менее, содержащем все: все, что он может каким бы то ни было образом постичь, оказывается уже включенным. Он ссылается на полную утрату своего эго и в то же время утверждает, что его сознание расширилось, чтобы объять всю вселенную. Он чувствует благоговение и смирение, свою незначительность и в то же время переживает себя наделенным космическими размерами, иногда до чувства отождествления себя с Богом. Он может воспринимать себя и остальной мир как существующий и несуществующий в одно и то же время, формы материальных объектов как пустые, а пустоту как обладающую формой. Человек в этом состоянии чувствует, что получает доступ к прямому знанию путем проникновения и мудрости относительно вещей фундаментального и универсального значения. Обычно речь идет не о конкретной информации, о специальных технических деталях, которые могли бы быть использованы прагматически. Скорее это сложный инсайт откровения в сущность бытия и экзистенции3. Этот инсайт обычно сопровождается чувством достоверности, что такое знание, безусловно, более реально и релевантно, чем наши концепции и восприятия относительно мира, которые мы разделяем в обычном состоянии сознания"4.

Опыт космического единства приводит к трансцендированию времени пространства, иногда принимая конкретную форму в виде эмбриональных ощущений, памяти предков, элементов коллективного бессознательного и эволюционного опыта, идентификации с другими лицами, «животными, растениями и даже с неорганическим веществом». Иногда возникает «субъективное отождествление с физической вселенной, как мы ее знаем — с ее галактиками, солнечными системами и мириадами отдельных звезд». Видения различных божеств и архетипы Юнга — другая характерная последовательность в переживании космического единства.

В качестве иллюстрации психоделического переживания, связанного с положительными и отрицательными аспектами БПМ-I, приведем описание обучающего ЛСД-сеанса психиатра:

«Несмотря на относительно высокую дозу ЛСД (300 микрограмм) скрытый период оказался чрезвычайно длинным. Первых признаков не появлялось в течение часа после приема препарата, но даже потом, по крайней мере еще один час, они были незначительными. Я не испытывал каких-нибудь серьезных перцептуальных и эмоциональных изменений, за исключением комплекса физических симптомов, напоминающих начало простуды. Он состоял из чувства общего недомогания, холодного озноба и странного неприятного вкуса во рту, незначительной тошноты и неприятных ощущений в кишечнике. Волны легких судорог и дрожи временами проходили по мускулам моего тела, а кожа покрывалась капельками пота. Через два часа после принятия вещества я почувствовал нетерпение; я не мог поверить, что высокая доза ЛСД, которая на предыдущем сеансе вызвала драматические изменения (до такой степени, что временами я опасался за свой рассудок, и даже моя жизнь была под угрозой), на этот раз привела к такой слабой реакции. Я решил закрыть глаза и посмотреть, что же происходит. В этот момент, как оказалось, переживание углубилось, и я понял, что то, что с открытыми глазами представлялось взрослому как вирусная болезнь, теперь стало реалистической ситуацией страдания плода во время его внутриутробного существования от какого-то странного токсического воздействия. Я почувствовал себя значительно уменьшенным в размере, а моя голова была значительно больше относительно тела и конечностей. Я находился в подвешенном состоянии в жидкой среде и какие-то вредные химикалии проникали в мое тело через пупочную область. Используя некоторые неизвестные рецепторы, я определил эти влияния как вредные и враждебные моему организму. Я мог также по вкусе воспринимать вредное качество входящих веществ; ощущение, как казалось, состоит из вкуса смеси йода с разлагающейся кровью или со старым бульоном.

Когда это происходило, я осознавал, что эти токсические «приступы» имели какую-то связь с состоянием и деятельностью материнского организма. Иногда я мог различить влияния, которые вызывались факторами питания — приемом алкоголя, неподходящей пищей или курением — в другой раз я воспринимал это как химические медиаторы эмоций моей матери: тревога, нервозность, гнев, противоречивые чувства относительно беременности и даже сексуальное возбуждение. Идея о проницательности сознания, существующего у плода, и возможность субъективного осознавания всех нюансов его взаимодействия с матерью явно противоречили моим утвердившимся концепциям, основанным на изучении медицины. Реальность и конкретный характер этих переживаний также как и их весьма убедительное качество вызывали во мне как в «ученом» в течении некоторого времени весьма серьезный конфликт. Затем неожиданно пришло решение этой проблемы: мне стало ясно, что более уместно было бы признать необходимость пересмотра научных допущений — это случалось не один раз в истории человечества — чем подвергать сомнению релевантность моего собственного переживания.

Когда я сумел оставить мое аналитическое мышление и принять переживание таким, какое оно есть, характер сеанса резко изменился. Ощущение болезненности и несварения исчезло, и я начал переживать все возрастающее состояние экстаза. Оно сопровождалось прояснением и осветлением моего визуального поля. Это было похоже на то, как если бы были сорваны и отброшены многочисленные слои толстой грязной паутины или как если бы слабое и расплывчатое изображение на киноэкране или телеэкране было сфокусировано и исправлено неким невидимым космическим техником. Сцена открылась, и невообразимое количество света и энергии охватило меня и устремилось тонкими вибрациями сквозь все мое существо. На одном уровне я все еще был зародышем, переживающим высшее совершенство и блаженство благополучной матки, или новорожденным, сливающимся с кормящей дающей жизнь грудью. На другом уровне я стал всей вселенной; я был свидетелем представления макрокосма с бесчисленными пульсирующими и вибрирующими галактиками и был им то же самое время. Эти лучистые и захватывающие дух космические перспективы перемежались с переживаниями столь же чудесного микрокосма — от пляски атомов и молекул до возникновения жизни и биохимического мира индивидуальных клеток. Впервые я переживал вселенную такой, какова она есть в действительности — непостижимой тайной, божественной игрой энергии. Все во вселенной оказалось сознательным. После того, как я допустил возможность сознания у зародыша, я подошел к еще более удивительному открытию: сознание пропитывает собой всю вселенную. Мой научный ум подвергнулся при этом тяжкому испытанию, пока я не понял (реализовал), что, хотя многие из этих переживаний были несовместимы с нашим здравым смыслом, они вовсе не обязательно лежат вне сферы науки. Эти откровения были, конечно, не более поразительными, чем скрытый смысл теории относительности Эйнштейна, квантовой механики, различных астрономических концепций и современных теорий космогенеза. Пантеистические религии, философия Спинозы, учение Будды, индийская концепция Атмана-Брахмана, Майя и Лилла — все это неожиданно наполнилось жизнью и осветилось новым смыслом.

Это невероятно богатое и сложное переживание длилось, казалось, целую вечность. Я колебался между состоянием страдающего больного эмбриона и блаженным и безмятежным внутриутробным существованием. Временами вредные влияния принимали форму изначальных демонов из мира волшебных сказок. Я получил прозрение относительно того, почему детская психика настолько очаровывается разными сказками и их персонажами. Некоторые из этих инсайтов несли несравненно более высокую ценность. Стремление снова восстановить состояние тотального совершенства, однажды пережитое в материнской утробе, оказывается первичной мотивирующей силой у каждого человеческого существа. Этот принцип, очевидно, лежит в основе неизбежного завершения сказок счастливым концом, а также мечты революционеров о будущей Утопии, потребности артиста в принятии, одобрении и овациях или амбициозной гонки за имуществом, статусом и славой. Мне стало ясно, что здесь лежит ответ на наиболее фундаментальную человеческую дилемму: ненасытную жажду и нужду нельзя удовлетворить любым достижением и успехом во внешнем мире. Единственным ответом остается восстановление связи с этим местом своего собственного ума, своего собственного бессознательного. И я неожиданно понял послание стольких духовных учителей о том, что единственная революция, могущая оказать влияние — это внутренняя трансформация каждого человеческого существа.

Во время того, что, очевидно, было эпизодами переживания положительной памяти эмбрионального существования, я испытывал чувства основополагающей идентичности и единства со вселенной; это было Дао, Запредельность, которая Внутри, «Тат твам аси» («Ты есть То») Упанишад. Я потерял ощущение индивидуальности; эго мое растворилось, и я стал всем существованием. Временами это переживание было неощутимым и лишенным содержания, временами сопровождалось многими прекрасными видениями — архетиповыми образами рая, изначальным рогом изобилия, золотого века или девственной природой. Я становился рыбой, плавающей в кристально чистых водах, бабочками, порхавшими над горными лугами, и чайками, парившими над морем. Я был океаном, животными, растениями, облаками — иногда всеми ими в одно и то же время.

Один раз переживание качества благополучной матки, очевидно, открылось не в пространстве, а во времени. К моему крайнему изумлению, я вспомнил свое собственное зачатие и различные стадии своего эмбрионального развития. Переживая все сложности эмбриогенезиса в деталях, превосходящих лучшие медицинские книги, я вдруг перенесся в еще более отдаленное прошлое, визуализируя филогенетические следы из жизни своих животных предков. Ученый во мне был поражен другой загадкой: может ли генетический код при определенных обстоятельствах быть транслирован в сознательное переживание? Я решил подумать над этой проблемой позднее, а сейчас отдаться увлекательной игре тайн природы.

Позднее, после полудня, не произошло ничего конкретного, а большую часть вечерних часов я провел, ощущая свое единство с природой и вселенной и купаясь в золотом свете, который медленно утрачивал свою интенсивность. Не без сопротивления я оставил это переживание и вернулся к своему обычному состоянию. Я чувствовал, что в день сеанса со мной случилось нечто чрезвычайной важности и что я уже никогда не буду прежним. Я достиг нового чувства гармонии и самопринятия и глобального понимания существования, которое трудно поддается определению. Долгое время я чувствовал себя так, как будто я состою из чистой энергии и чистых духовных вибраций, совершенно не сознавая своего физического состояния. Поздно вечером мое сознание постепенно вернулось в то, что оказалось исцеленным, здоровым и в совершенстве функционирующим телом». Аналогичные элементы проявляются и в БПМ-IV: «Освобождающий аспект второго рождения и утверждение положительных сил вселенной часто выражаются в видениях струящегося, слепящего света, имеющего сверхъестественное качество и, по-видимому, исходящего из божественного источника... Весьма характерны для этой стадии лишенные формы представления о Боге, воспринимаемом как чистая духовная энергия, как трансцендентальное и космическое солнце. Особый вид этого переживания возникает при соединении Атмана и Брахмана, как это описано в сакральных индийских текстах. В этом случае индивид чувствует, что переживает божественное ядро своего существа. Его индивидуальное я (Атман) утрачивает свою видимую идентичность и соединяется с тем, что воспринимается как его божественный источник, Универсальное я (Брахман). В результате это приводит к чувству немедленного контакта или идентичности с запредельным внутри, с Богом («тат твам аси» или «ты есть то» Упанишад)».

4. Трансперсональный уровень.

Трансперсональные переживания в развернутом виде появляются после прохождения перинатального уровня. Они, как отмечает С. Гроф, представляют собой относительно новую концепцию в психологии и характеризуются расширением сознания индивида «за обычные границы эго и пределы пространства и времени. В «нормальных» или обычных состояниях индивидуум воспринимает себя существующим в границах своего физического тела, которое отчетливо отделяет его от остального мира. Он ясно осознает пространство, которое он занимает как физическая сущность, а также ее границы с внешним миром. Обычно это называют представлением своего собственного тела. Его восприятие окружения ограничено физически определенной сферой действия его экстероцепторов (органов чувств). Как внутренняя перцепция (интероцепция), так и внешняя перцепция (экстероцепция), восприятие окружения, являются предметом специфических пространственно-временных ограничений. Индивидуум может обычно переживать только те вещи, которые происходят в настоящий момент и в его теперешнем местоположении; он может вспомнить то, что случалось с другом месте и в другое время, и фантазировать или ожидать события, которые произойдут в будущем. Основной характеристикой трансперсональных переживаний является то, что одно или несколько из этих ограничений оказываются превзойденными (трансцендированными). В некоторых случаях субъект переживает ослабление своих обычных эго-ограничений, а его сознание и самоосознавание, как оказывается, расширяется, включает и охватывает другие индивидуальности и элементы внешнего мира. В других случаях субъект продолжает переживать свою собственную идентичность, но в другой форме, в ином времени и пространстве или в другом контексте. Бывают случаи, когда субъект переживает полную потерю своей собственной идентичности и полностью отождествляется с сознанием другого существа или сущности. И, наконец, довольно обширная категория трансперсональных переживаний включает явления, когда сознание субъекта, по-видимому, охватывает элементы, не имеющие какой-либо связи с его обычной эго-идентичностью, и которые нельзя рассматривать в качестве простой производной его переживания в трехмерном мире.»

При этом трансперсональные переживания можно разделить на те, которые можно воспринимать как элементы нашего обычного физического мира — «объективная реальность», — так и на те, которые выходят за рамки «объективной реальности», например, архетипические переживания.

Что касается группы феноменов экстрасенсорной перцепции, то С. Гроф считает, что их можно «классифицировать как трансперсональные переживания, содержание которых может быть понято в рамках «объективной реальности». В случае предвидения, ясновидения, «путешествия во времени», внетелесных переживание, передвигающегося ясновидения, «пространственных путешествий» и телепатии обычным снова является не содержание переживаний, а тот способ получения определенной информации или восприятия определенной ситуации, который согласно общепринятым научным парадигмам лежит за пределами досягаемости органов чувств».

С. Гроф предложил следующую классификацию трансперсональных переживаний:

I. Расширение переживания в рамках «Объективной Реальности».

А. Временное расширение сознания.

Эмбриональные переживания и переживания плода.
Опыт предков.
Коллективный и расовый опыт.
Филогенетический (эволюционный) опыт.
Переживания прошлых воплощений.
Предвидение, ясновидение, яснослышание и «путешествия во времени».

Б. Пространственное расширение сознания.

Выход за пределы эго в межперсональных отношениях и переживание дуального единства.
Отождествление с другими личностями.
Групповое отождествление и групповое сознание.
Отождествление с животными.
Отождествление с растениями.
Единство с жизнью и со всем творением.
Сознание неорганической материи.
Планетарное сознание.
Экстрапланетарное сознание.
Внетелесные переживания, перемещающееся ясновидение и яснослышание, «пространственные путешествия» и телепатия.

В. Пространственное сужение сознания.

Сознание органа, ткани, клетки.

II. Расширение переживания за пределы «Объективной Реальности».

Духовный и медиумистический опыт.
Переживания встреч со сверхчеловеческими духовными сущностями. Опыт в других вселенных и встреча с их обитателями.
Архетиповые переживания и сложные мифологические эпизоды.
Опыт встреч с различными божествами.
Интуитивное понимание универсальных символов.
Активизации чакр и подъем змеиной силы (кундалини).
Сознание Универсального Ума.
Суперкосмическая и Метакосмическая Пустота.

 

Рассмотрим более подробно все эти переживания

I. Расширение переживания в рамках «Объективной Реальности».
А. Временное расширение сознания
а). Эмбриональные переживания

Это переживания на уровне плода. Зачастую они связаны с БПМ-I, но на более ранней стадии развития плода. Субъекты описывают различные ощущения плода в результате механических воздействий, внешних звуков, чувства соматических и эмоциональных состояний матери, дают отчеты о телепатической коммуникации между матерью и ребенком. При этом «многие ЛСД-субъекты чувствуют, что во время их существования в качестве плода эта многоуровневая коммуникация с матерью заставила их остро осознавать, желаемы ли они и любимы или не желаемы и ненавидимы».

Попытки С. Грофа выяснить независимым опросом некоторые детали воспоминаний, находили удивительное подтверждение. Он подчеркивает, «что во избежание любого искажения данных, это было сделано со всей необходимой тщательностью». Еще одним подтверждением истинности отчетов и переживаний является «тот факт, что субъекты при разговоре с ними об этом использовали такие знания эмбриологии и физиологии беременности, которые явно превышали их ранее полученное образование в этой области. Часто они точно описывали определенные характеристики сердечных ритмов матери и ребенка, природу различных акустических феноменов в брюшной полости, специфические детали положения, физических черт и поведения плода, релевантные факты относительно плацентарной циркуляции и даже детали обмена между материнской кровью и кровью плода в плацентарных ворсинках. Иногда описания беременности, появлявшиеся в отчетах ЛСД-субъектов, отражали осознавание и участие в процессах на уровне физиологии ткани, клеточного обмена и биохимических реакций. Ученые различных дисциплин, психиатры, психологи и биологи, проходившие добровольные программы обучения работы с ЛСД, выражали удивление по поводу того, насколько убедительными и аутеничными оказывались эти переживания. Эти же самые умудренные опытом субъекты подчеркивали, что переживания такого вида наблюдались в их сеансах вопреки факту, что до сеансов они не допускали возможности пренатальных переживаний; более того, существование таких феноменов противоречило их научным убеждениям до сеанса».

Переживания на ранних стадиях эмбрионального развития «относятся к наследственности, духовным, космическим факторам, совместно определяющим развитие эмбриона; они включают осознавание генетических влияний, космобиологических и астрофизических энергетических полей, метафизических сил, архетиповых констеляций и действие кармических законов... Положительные внутриутробные переживания связаны с чувством космического единства... Эпизоды эмбриональных кризисов и кризисов в развитии плода сопровождаются травмирующими образами их предков, видениями демонов и ужасных божеств, архетипическими злыми проявлениями и негативным опытом прошлых воплощений («плохая карма»)... элементы тканевого и клеточного сознания весьма часто наблюдаются в таком контексте». Типично проявление и эволюционной и филогенетической памяти.

б). Переживания наследственные

«Эта категория трансперсональных переживаний характеризуется сильным ощущением регрессии в историческое время к периодам, предшествующим зачатию субъекта и его эмбриональному развитию. Индивидуум чувствует, что его память выходит за свои обычные пределы и что он входит в соприкосновение с информацией, относящейся к жизни его биологических предков. Иногда такие переживания связаны с относительно недавней историей и непосредственными предками, как с материнской, так и с отцовской стороны, т.е. со своими родителями или их родителями. Однако в крайней форме они могут захватывать много поколений и даже века. В общем, содержание таких феноменов никогда не противоречит расовому происхождению индивидуума и истории культур. Так, еврей может переживать эпизоды родовой жизни в Израиле в библейские времена и установить глубокую связь со своим историческим, религиозным и культурным наследием. Личность скандинавского происхождения может оказаться свидетелем различных сцен из полных приключений исследований и завоеваний викингов с весьма живыми специфическими деталями относительно одежды, оружия, украшений и средств мореплавания. Афроамериканец вспоминает сцены из жизни своих африканских предков, включающие обычную деревенскую жизнь, также как и роскошные празднества и ритуалы; в другой раз он может оживить в памяти травматические события из ранней истории рабства. Такие переживания обычно связываются с интересным психологическим прозрением; субъект может связать эти архаические элементы с его теперешней личностью и осознать их виляние на его повседневное поведение».

Иногда это переживание ярких, но коротких сцен, «в других случаях они сопровождаются паттерном настройки на личность определенного индивидуума биологической линии до такой степени, что имеет место полное физическое, эмоциональное и интеллектуальное отождествление с этой персоной». В качестве примера С. Гроф приводит необычный случай пациентки, которая пережила полное отождествление со своим дальним предком — исторической личностью. Она детально описала множество подробностей и событий, малоизвестных даже историкам, и даже описала казнь этого человека — чешского аристократа, что сопровождалось интенсивными эмоциями»5.

Разумеется все эти данные были тщательно проверены. Сам С. Гроф испытывал затруднения при объяснении этого случая, не укладывавшегося в простое родовое или наследственное воспоминание (ибо каким образом смерть предка была зафиксирована в родовой памяти?). Однако подобные случаи означают, что информация воспринимались из общего информационного поля по принципу сходства (по близости биологических линий). Опыты автора по проверке наличия этнической составляющей бессознательного будут описаны ниже.

в). Коллективные и расовые переживания

Их объяснение связано с концепцией К. Г. Юнга о наличии коллективного и расового бессознательного. «Субъекты, настроенные на эти области бессознательного, могут переживать короткие эпизоды или длительные, насыщенные подробностями сцены, имеющие место в различных странах и/или в различных столетиях и описывать различные исторические или современные культуры. Эти сцены могут переживаться в роли наблюдателя, но более часто субъект отождествляется с одним из представителей культуры или с большим их числом. Это, как правило, связано с глобальным, а также детальным интуитивным вхождением в социальную структуру, религиозную космологию, формы поклонения, моральный кодекс, специфические характеристики искусства, технологическое развитие и многие другие аспекты этих культур.

Коллективные и расовые переживания могут относиться к любой стране, любому историческому периоду и культурной традиции, хотя, очевидно, определенное предпочтение оказывается культурам и странам с высоко развитыми религиозными, философскими традициями и традициями в искусстве. Удивительно часто встречаются сцены, относимые к Египту, Индии, Тибету, Китаю, Японии, Доколумбовой Мексике и Перу и Древней Греции. Выбор культур и их специфических аспектов явно не зависит ни от этнической основы субъекта, ни от страны рождения, культурной традиции, ни даже от полученного воспитания, образования и интересов. Поэтому англосакс может переживать полное отождествление с различными периодами истории афроамериканцев или североамериканских индейцев и в результате обнаруживает в себе новое понимание и осознание расовых проблем. Личность еврейского происхождения может настроиться на культурную сферу Дальнего Востока и вспомнить сцены из раннего Китая и Японии, усиливающие его понимание и способствующие более тонкому восприятию буддийской и даосской философии, японской музыки, военного искусства и других аспектов этих восточных традиций. Подобным же образом индивидуум славянского происхождения может участвовать в азиатских сражения монгольских орд Чингисхана, отождествиться с африканскими бушменами или австралийскими аборигенами или стать участником-наблюдателем сакральных церемоний тех доколумбовых культур Центральной Америки, религии которых предавались кровавым жертвоприношениям и жертвенным самоубийствам.

Информация, получаемая благодаря таким переживаниям, обычно совершенно точна и может быть проверена при консультации с археологическими и антропологическими кругами. Часто она охватывает особые эзотерические детали: во многих случаях степень исторического или этнографического знания, полученного таким образом, совершенно не соотносится с имеющимся у субъекта образованием и уровнем информированности в этих сферах. Иногда бесхитростные индивидуумы описывали детали египетских похоронных церемоний, включая форму и значение различных амулетов и камер в гробницах, цвет похоронных конусов, технологию бальзамирования и мумификации и сцены последующих похоронных процедур. Один субъект переживал себя в одном из сеансов ЛСД бальзамировщиком Древнего Египта и смог описать размер и качество бинтов для мумий, материал для сшивания покрывала мумии и форму и символизм четырех канопических кувшинов и соответствующих канопических бюстов. Другие достигали интуитивного понимания функции различных египетских богов, символизма, связанного с ними и эзотерического значения пирамид и сфинкса. В одном случае субъект, имевший переживания сцен из жизни старого перса, мог описать не только природу той религии и тех похоронных обычаев, но и особые технологические детали зороастрийских дакхмасов (башен молчания), в которых мертвых отдавали на пожирание стервятникам так, чтобы они не загрязняли сакральных элементов земли и огня. В других случаях ЛСД-субъекты имели интересные прозрения в индуизме и буддизме и проявляли глубокое понимание их религиозных практик, а также символизма картин с скульптур, найденных в этих религиях. Много и других примеров из других культур можно было бы привести в этом контексте».

Иногда индивидуумы воспроизводили сложные танцы, например такие, как бушменский трансовый танец Кунг и другие ритуальные танцы Африки или символические танцы индийских школ. В некоторых случаях возникает отождествление с сознанием «целой расовой группы или тотальность человеческой расы. Такое расширение... можно аппроксимировать Юнговскими архетипами Космического Человека. Некоторые из этих феноменов имеют оттенок ясновидения и яснослышания...».

г). Филогенетические (эволюционные) переживания

«Этот тип переживаний включает в себя полное и совершенное реалистическое отождествление с животными на различных уровнях филогенетического развития. Индивидуум может, например, иметь отчетливое прозрение того, что чувствует змея, будучи голодной, или случая, когда черепаха сексуально возбуждена, когда коллибри кормит своих птенцов или когда акула дышит своими жабрами... Отождествление с другими позвоночными может временами сопровождаться физическими проявлениями, доступными объективному наблюдению». Они могут «сопровождаться необычной иннервацией скелетной мускулатуры, изменениями в нейрологических паттернах и моторной активностью, не наблюдаемой у человека в нормальных обстоятельствах... Иногда субъекты точно описывают брачные танцы, сложные репродуктивные циклы, технику строительства гнезд, паттерны защиты и агрессии.., которые они переживали во время сеансов». Так, например, в одном из сеансов пациентка почувствовала отождествление с одной из «самых огромных рептилий, вымерших миллионы лет назад. Открыв глаза, она взглянула на терапевта, который представился ей самцом того же вида и начала испытывать сильное сексуальное возбуждение и притяжение. Она было совершенно очарована ступенчатыми фасетками, которые визуализировала на сторонах головы терапевта». При проверку этого сообщения у палеонтолога выяснилось, что такой информацией он не располагает, однако он показал литературу, где указывалось, «что у современных рептилий определенные окрашенные участки на голове играют важную роль, вызывая сексуальное возбуждение».

д). Переживания прошлых воплощений

Подобные переживания состоят из сцен или эпизодов, «имевших место в другие исторические времена и в других пространствах. От других переживаний их отличает ощущение неизменной индивидуальной сущности, такой же, как и сейчас, яркие эмоциональные переживания и острое ощущение встречи с воспоминанием, повторное переживание того, что уже видел и пережил». «Это специфическое ощущение, индивидуум «чувствует» и «знает», вне всяких сомнений, что это переживание не связано и не извлечено из чего бы то ни было, связанного с его теперешней жизнью, и что это есть проявление одной из его предшествующих инкарнаций». Любопытно, что совершенно необразованные люди, незнакомые с индийскими учениями о реинкарнации, обнаруживали тонкое понимание этих вопросов. «Так, необразованный рабочий, на последней стадии ракового заболевания, испытал в своем сеансе подробное и ясное проникновение в механику прошлых воплощений и действие кармического закона.., обсуждая содержание сеанса, он мялся и извинялся, опасаясь, что терапевт может принять его за выжившего из ума. Открытие этой трансперсональной области в своем бессознательном помогло ему прямо взглянуть в лицо мрачной действительности его жизненной ситуации и встретить смерть спокойно и уравновешено». Кармические переживания подразделяются на переживания с положительными эмоциями, возникающие в результате любви, дружбы и т.д., и с отрицательными эмоциями, порожденными болями, горечью, гневом, насилием и т. д. в прошлых инкарнациях. Выше определенного уровня все отрицательные возбуждения сходятся в единое целое недифференцированное возбуждение танхе (жажда крови и плоти), «которое, согласно буддийским учениям, есть сила, приводящая в движение цикл рождений и смертей и ответственна за всякое страдание; именно это переживание неспецифической аффективной активации впечатывается как незаконченный гештальт, который в последующих жизнях требует повторения и разрешения... Для достижения удовлетворительного завершения переживающий должен выйти за пределы события эмоционально, этически и духовно, подняться над ним и, в конце концов, простить и быть прощенным.., нет разницы, были ли они угнетателем или жертвой... впечатывается двоичный кармический паттерн... неспособность простить и переступить свое страдание, оказывается, столь же способствует кармическому впечатыванию, как и активно совершаемая несправедливость и насилие». Полученная информация ставит индивидуума «перед фактом реинкарнации, заставляет его признать закон кармы как важную часть космического порядка, обязательного для всех чувствующих существ. Помимо этой общей информации такие инсайты могут охватывать детали, качающиеся механизмов, включенных в процесс повторного рождения и необходимых предварительных условий кармического освобождения. Согласно отчетам ЛСД-субъектов, законы реинкарнации тесно сочетаются, но в действительности независимы от биологической линии субъекта и генетической передачи идиоплазмы. Назначение индивидуальной духовной сущности особого физического тела происходит во время зачатия согласно ее кармическому прошлому (называемому в мистической литературе записью в акаша-хроноке); этот выбор обходит законы генетики и наследственности.

Разрешение кармического паттерна и освобождение от связей, которые он представляет, связано с ощущением огромного свершения и триумфа. Часто индивидуум чувствует, что он ждал этого события и работал в течение веков, чтобы приблизиться к нему, и что, даже если он ничего более не достиг в этой жизни, она оказалась плодотворной и успешной, поскольку в ней, в конце концов, были разрушены кармические связи. Разрешение одного единственного кармического паттерна может таким образом привести к чувству неописуемого блаженства; релевантность, уместность такого события, по-видимому, диктуется космическими силами и лежит за пределами постижения переживающего. В нескольких случаях оно сопровождалось переживание возникшего события имеют определенное сходство с некоторыми субъективными переживаниями, которые сопровождали усилия Будды достичь просветления».

Необходимо отметить, что разрешение кармического паттерна производит благоприятные изменения как в самом субъекте, в его отношениях с окружающими, так и в жизни и поведении других людей, которые являются частью кармического паттерна, проработанного субъектом. «Такие люди не присутствовали на сеансе и не осознавали его, иногда они даже не являлись частью непосредственной жизненной ситуации субъекта; они были достаточно далеко от него, и между ними и субъектом не было видимого контакта. Время специфического изменения и их жизнях точно совпадало с проявлением, раскрытием и разрешением кармического паттерна в сеансе ЛСД. Эти необычные совпадения, наблюдаемые в работе с ЛСД, включающей переживания прошлых воплощений, очевидно, указывают на то, что события в сеансах являются частью более широкого паттерна, масштаб которого выходит за пределы энергетического поля индивидуума. В связи с этим приходит мысль о понятии синхронности, введенном К. Г. Юнгом. Оказывается, что подход Юнга может быть полезен во многих случаях трансперсональных феноменов, где приложение принципа причинности при поиске удовлетворительных ответов, явно терпит неудачу».

е). Предвидение, ясновидение, яснослышание, «путешествие во времени»

Выходя за пределы обычных пространственно-временных ограничений, индивидуумы иногда сообщают о предвидении событий. «Временами они становятся свидетелями сложных и детальных сцен будущих событий в форме живых ясновидческих видений и могут даже слышать акустическое сопровождение, составляющее их часть... Некоторые из этих переживаний проявляют различные степени сходства с действительными событиями, случающимися позднее». Иногда возникают переживания «путешествия во времени», когда индивидуум сознательно настраивается на какую-либо историческую эпоху (своеобразная «машина времени»).

Б. Пространственное расширение сознания
а). Выход за пределы эго и переживание единства диады

При таком переживании происходит выход за обычные пространственные пределы сознания. «Субъект переживает различные степени освобождения и утраты границ своего эго и сплавления с другой личностью (терапевт, друг, супруг, ребенок, учитель и др.) в состоянии единения и единства». При этом «индивидуум всегда поддерживает осознание своей собственной идентичности».

б). Отождествление с другими личностями

Эти переживания отличаются от предыдущих тем, что индивидуум может чувствовать полное отождествление с другой личностью и «в значительной степени утрачивает осознавание своей собственной индивидуальности». Это переживание полное и комплексное. Оно включает с себя представление о силе, эмоциональные реакции и отношения, психологические характеристики, выражение лица, типичные жесты и манеры, позы, движения и даже имитацию голоса. Отождествление может происходить с близкими, друзьями, историческими личностями, например, А. Эйнштейн, Р. Вагнер, Бетховен, Будда.

в). Групповое отождествление и групповое сознание

Эта категория переживаний связана с дальнейшим расширением сознания и глобальной идентификацией с группами людей, объединенных расой, национальностью, профессией, классом и др. «Можно пережить тотальность страдания всех солдат, погибших на полях сражений с начали истории,.. революционную горячность коммунистов всех стран или доброту всех матерей...»

г). Отождествление с животными

Эти переживания сходны с филогенетическими. Субъект может ощущать себя каким-либо животным и подробно описать его поведение и др.

д). Отождествление с растениями

Индивидуум в подобно переживании осознает спокойное, ровное сознание растения, движение соков по стволу и т.д. «Огромные деревья... переживались в сеансах как безвременное и центрированное сознание, незатрагиваемое суматохой и смятением внешнего мира».

е). Единение с жизнью и со всем творением

Иногда индивидуумы чувствуют, что их сознание расширяется до охвата всей жизни или биосферы на Земле. «Индивидуум может отождествиться с филогенетической эволюцией жизни во всей ее сложности и достичь интуитивного понимания всех лежащих в ее основе биологических законов».

ж). Сознание неорганической материи

«Расширение сознания во время сеансов ЛСД не ограничивается миром биологии; эти переживания включают макроскопические и микроскопические феномены неорганической природы. Субъекты неоднократно сообщали, что переживают сознание океана, отличающееся своей безвременностью, текучестью, всеохватывающим качеством и умиротворением и парадоксальным сочетанием неизменности и динамических перемен. В других случаях они идентифицировали себя с тем, что, как они чувствовали, было сознанием огня с его бесконечной подвижностью, непостоянством, склонностью создавать и разрушать формы и с потенциалом очищать. Довольно общим является осознавание сил, высвобожденных в природных катастрофах: разрушительные, а также созидательные горообразующие аспекты вулканических извержений, динамическое напряжение и перемещение толщ при землетрясениях, сила воздушных течений во время зимних бурь — лишь несколько бросающихся в глаза примеров. Современное технологическое разнообразие таких переживаний также находит отражение в сеансах. Возможно исследовать сознание компьютера или отождествиться с реактивным самолетом, спутником и другими современными изобретениями. Многие ЛСД-субъекты утверждают также, что они переживали сознание определенного материала; наиболее часто это был алмаз, гранит, золото и сталь. Подобные переживания могут касаться даже микромира6 и описывать динамическую структуру атомов, природу задействованных электромагнитных сил, мир межатомных связей или броуновский танец молекул.

В свете этих феноменологических областей ЛСД-субъекты часто рассматривают возможность того, что сознание есть основной космический феномен, относящийся к организации энергии, и что оно существует по всей вселенной; в этом контексте человеческое сознание оказывается лишь одной из множества его разновидностей и выростов».

з). Планетарное сознание

«В этом переживании сознание субъекта, по-видимому, охватывает все аспекты нашей планеты, включая ее геологическую субстанцию, неорганические материалы на ее поверхности и целостность всех жизненных форм. С этой точки зрения Земля оказывается сложным космическим организмом с различными аспектами геологический, культурной и технологической эволюций на этой планете, рассматриваемых как попытка достичь более высокого уровня интеграции и самореализации».

и). Экстрапланетарное сознание

«Здесь субъект переживает явления, связанные с небесными телами, отличными от нашей планеты, и с астрономическими событиями, происходящими в нашей солнечной системе или вне ее. В отчетах разных ЛСД-субъектов упоминаются в связи с этим условия на поверхности Луны, термоядерные процессы внутри Солнца, необычные физические условия на разных планетах, взрывающиеся сверхновые, квазары и пульсары и сокращающиеся огромные солнца, ведущие в конечном итоге к появлению «черных дыр» во вселенной. Особый вид переживания, входящий в эту категорию -это осознание межзвездного пространства, описанное в нескольких случаях различными лицами. Оно характеризуется чувством безграничности и вечности, спокойствия, безмятежности, чистоты и единства всех противоположностей. Оно по-видимому имеет свое духовное дополнение в переживании пустоты, описанной далее в этой главе.

ЛСД-субъекты, знакомые с математикой и физикой, иногда сообщают, что многие из концепций этих дисциплин, которые ускользают от рационального понимания, могут стать более постижимыми и даже могут быть пережиты в измененных состояниях сознания. Способствующие постижению инсайты включают такие теоретические системы, как неэвклидова геометрия, Риманова геометрия N-мерного пространства, пространство-время Минковского, специальную и общую теории относительности Эйнштейна. Относительность времени и пространства, кривизна пространства, идея бесконечной, но замкнутой на себя вселенной, взаимопереход материи и энергии, различные порядки и степени бесконечности, нули различных величин — все эти трудные построения современной физики и математики иногда понимались и фактически субъективно переживались в психоделических сеансах.»

к). Внетелесный опыт, перемещающееся ясновидение и яснослышание,
«путешествие в пространстве» и телепатия

Эти переживания характеризуются ощущениями оставления своего тела, наблюдениями себя со стороны, видением других мест (экстрасенсорное восприятие), телепатией7 (воспринимались эмоции и мысленный настрой медперсонала и других людей).

В. Пространственное сужение сознания
а). Сознание органа, ткани и клетки

Эти переживания характеризуются настройкой сознания индивида на части своего тела, органы, клетки; исследуют клеточное ядро и собственную ДНК, давая весьма точные отчеты, что проверяется по данным биологических наук. Приведем один из примеров (из тренировочного ЛСД-сеанса психиатра):

«Мое сознание становилось все менее и менее дифференцированным, и я начал испытывать странное возбуждение, не похожее ни на что, прежде встречаемое в жизни. Средняя часть моей спины генерировала ритмические импульсы, и у меня сложилось чувство, что меня толкает сквозь пространство и время к некоторой неведомой цели; у меня было весьма смутное осознавание конечного места назначения, но миссия, казалось, одна из важнейших. Через некоторое время к моему крайнему изумления я оказался способен опознать себя как сперматозоид, а взрывчатые регулярные импульсы генерировались биологическим задатчиком темпа и передавались к длинным жгутикам, отвечавшим вибрационными движениями. Я оказался вовлеченным в лихорадочную гонку к источнику некоторого химического послания, наделенного таким соблазном, которому невозможно было противостоять. Тогда я понял, что цель состояла в том, чтобы достигнуть яйца, проникнуть в него и оплодотворить. Вопреки факту, что вся сцена в целом показалась бы абсурдной и смехотворной моему трезвому научному уму, я не мог устоять перед соблазном участвовать в этой гонке со всей серьезностью и полной затратой энергии.

Переживая себя в качестве сперматозоида, вступившего в конкурентную борьбу за яйцо, я осознавал и все происходившие процессы. То, что происходило, имело основные характеристики физиологического события, как его изучают в медицинских школах; было однако много дополнительных размерностей, далеко превосходящих все то, что можно было бы нафантазировать, будучи в обычном состоянии ума. Сознание этого сперматозоида было целым автономным микрокосмосом, своей собственной вселенной. Имело место ясное осознавание биохимических процессов в нуклеоплазме; в атмосфере ядра я мог распознать структуру хромосом, отдельных генов и молекул ДНК. Я мог воспринимать их физическо-химическую конфигурацию как одновременное присутствие родовой памяти предшествующих филогенетических форм, нуклеарных форм исторических событий, мифов и архетипических образов. Генетика, биохимия, мифология и история, казалось, неразделимо сплелись и были просто различными аспектами одного и того же феномена. Этот микромир сперматозоида подвергался влиянию и управлялся некоторыми силами, изменяющими и определяющими исход гонки. Они, по-видимому, имели форму кармических, космобиологических и астрологических силовых полей.

Возбуждение этой гонкой возрастало с каждой секундой, и горячечный темп, казалось, возрос до такой степени, что напоминал полет космического корабля, достигающего скорости света. Затем наступила кульминация в форме триумфального внедрения и экстатического слияния в яйцом. Во время этой гонки сперматозоидов мое сознание попеременно становилось сознанием спермы, стремящейся к своему назначению, и сознанием яйца со смутным, но сильным ожиданием огромного события. Во время зачатия эти две расщепленные единицы сознания соединились, и я стал одновременно обоими половыми клетками. Довольно странно, но обе вовлеченные единицы, по-видимому, интерпретировали одно и то же событие в терминах индивидуального успеха, также как и общего триумфа. Оба они выполнили свою миссию: сперма — проникновение и внедрение, яйцо — присоединение. Это был единый акт, включающий двух участников и ведущий в результате к удовлетворению обеих сторон. Я понял, что это идеальная модель не только для соединения мужского и женского принципов в сексуальном взаимодействии, но и в общем для межперсональных ситуаций. Задача, по-видимому, состоит в том, чтобы организовать обстоятельства таким образом, чтобы все включенные партии интерпретировали исход как свой личный успех. В это время я увидел, каким образом сложность и многообразие существующих интерпретирующих конструкций сделали нечто подобное этому возможным.

После слияния зародышевых клеток, переживание продолжалось все в том же горячечном темпе, заданном гонкой сперматозоидов. В спрессованном и ускоренном виде я пережил эмбриогенезис, следующий за зачатием. Снова имело место полное сознательное осознавание биохимических процессов, клеточного деления и роста тканей. Нужно было выполнить многочисленные задачи и пройти критические периоды. Я был свидетелем дифференциации тканей и формирования новых органов. Я стал бронхиальными арками, пульсирующим сердцем плода, колоннами клеток печени, слизистыми кишечными стенками. Эмбриональное развитие сопровождалось огромным освобождением энергии и света. Я чувствовал, что этот слепящий золотой свет имеет какое-то отношение к биохимической энергии, включенной в стремительный рост клеток и тканей. Наконец, я испытал совершенно определенное чувство завершения внутриутробного развития; это снова переживалось как огромное свершение — индивидуальный успех и триумф творческих сил природы.

Даже вернувшись в свое обычное состояние сознания, я сохранил ощущение, что это переживание окажет длительное воздействие на мою самооценку. Не имело значения, какое течение примет моя жизнь, я уже достиг двух несомненных успехов: выиграл гонку сперматозоидов в состязании миллионов и с успехом завершил задачу эмбриогенеза. Хотя мой рассудок толкла меня к снисходительной улыбке, когда я размышлял над этой идеей, эмоции, стоявшие за ней, были сильными и убедительными».

— Об этом же пишет Дж.Лилли [5], описывая собственную телепатическую связь с другим человеком под действием ЛСД.

II. Расширение переживания за пределы «Объективной реальности»
а). Спиритические и медиумические переживания

«Эти редкие переживания очень напоминают феномены, известные по спиритическим сеансам и оккультной литературе. ЛСД-субъект может, к примеру, неожиданно входить в состояния, аналогичные медиумическому трансу: выражение его лица поразительным образом изменяется, вид и жесты становятся неузнаваемыми, и явственно меняется голос. Он может говорить на незнакомом языке, писать автоматические тексты и продуцировать неясные иероглифические знаки или писать странные картины и неразборчивые каракули. Другие переживания этой категории могут принять форму столкновения с астральными телами и духовными сущностями умерших лиц, а также экстрасенсорную коммуникацию с ними. Некоторые из этих феноменов имеют характеристики одержания духами, как это описано во многих средневековых источниках или антропологами, изучающими религиозные практики и верования различных культур».

Так, например, одна пациентка в ЛСД-сеансе заново пережила агонию своего отца и при полном отождествлении с ним она достигла момента его физической смерти: «Когда мы пересекли порог жизни и смерти, я оказалась в сверхъестественном страшном мире. Он был наполнен флюоресцирующим эфиром странной мрачной природы. Не было способа узнать, было ли это пространство конечным или бесконечным. Бесчисленные души умерших человеческих существ пребывали во взвешенном состоянии в светящемся эфире; в атмосфере особого бедственного положения и лихорадочного возбуждения они направляли мне бессловесные просьбы по каким-то неидентифицируемым экстрасенсорным каналам. Они выглядели необычайно требовательными, казалось, они чего-то хотят от меня. В целом атмосфера напоминала описание подземного мира, которое я читала у древних греков. Но объективность и реальность ситуации лежала выше всякого воображения — она пробуждала состояние совершеннейшего и в высшей степени метафизического ужаса, которое я не могу начать описывать. Мой отец находился в этом мире как астральное тело; поскольку я вошла в этот мир в союзе с ним, его астральное тело было наложено на мое. Я не в состоянии вам <терапевту> это передать, да, по-видимому, это и не имеет смысла. Я уверена, что вы знаете об этом мире столь же мало, как это было и со мной, и поэтому вы ничем не смогли бы мне помочь. Во всяком случае это было наиболее страшное переживание моей жизни; ни в одном из предыдущих сеансов ЛСД я не сталкивалась ни с чем, что хотя бы отдаленно напоминало это».

б). Переживания встреч со сверхчеловеческими и духовными сущностями

«Древняя тема встречи и взаимодействия с духовными водителями, учителями, хранителями является одним из наиболее ценных и благодарных трансперсональных переживаний в сеансах ЛСД. Субъект воспринимает этих существ как сверхчеловеческих или духовных сущностей, существующих на более высоких планах сознания или более высоких энергетических уровнях. Только в исключительных случаях это переживание сопровождается видимым образом или коммуникацией в вербальной форме. Иногда духовные гиды являются источниками света и энергии, сопровождаемыми или не сопровождаемыми вибрациями высокой частоты; обычно индивидуум только ощущает их присутствие и получает послания, инструкции и объяснения по разным экстрасенсорным каналам. Как правило, идентичность эго субъекта сохраняется и он обращается к этим сущностям, как отдельным от себя; возможно однако пережить разные степени слияния или даже полного отождествления с ними.

Духовные водители появляются в сеансах в различных ипостасях, иногда они дают объяснения по поводу случившегося или советуют относительно желаемого подхода к ЛСД-переживаниям. В других случаях они сопровождают индивидуума в разнообразных трудных переживаниях, подобно Вергилию в «Божественной комедии» Данте, оказывая ему интеллектуальную и духовную поддержку или даже создавая щиты из положительной энергии, предохраняющей его от разрушительных влияний злых сущностей. Такие гиды могут давать также особые советы и предложения в отношении настоящей жизненной ситуации или общего курса его жизни. Иногда эти духовные помощники остаются неузнанными; в другое время субъект определяет их как различные аспекты своего высшего я или как развоплощенных религиозных учителей и просветленных существ, подобных Шри Рамана Махарши, Рамакришне, Шри Ауробиндо, Ганди или Иисусу Христу.

Феноменология этой категории переживаний живо и наглядно описана Джоном К. Лилли в его книге «Центр циклона». В своем отчете Лилли делится с читателем значительными для него встречами с двумя гидами с более высокого плана сознания, которые играли важную роль в различные критические периоды его духовного поиска».

в). Переживания других вселенных и встречи с их обитателями

«Странные и чуждые нам миры, которые ЛСД-субъект открывает и исследует в этом виде переживания, по-видимому, наделены своей собственной реальностью, хотя и не в пределах нашего космоса; они, очевидно, существуют в других измерениях, в сосуществующей с нашей вселенной. Индивидуум может столкнуться с существами причудливой физической формы, действующими на основании каких-то непостижимых законов и имеющих совершенно отличные от наших метаболические и физиологические процессы. Они воспринимаются как явно разумные существа, но их ментальные и эмоциональные характеристики не напоминают что-либо известное человеку. В нескольких случаях ЛСД-субъекты сообщали о контактах или встречах с летающими блюдцами и другими видами внеземных космических кораблей. Иногда их видят прибывающими к нам из отдаленных частей нашей вселенной или как астральные экспедиции из других измерений и параллельных миров. Эти чуждые вселенные, переживаемые в сеансах ЛСД, могут быть значительно меньше или бесконечно больше, чем наша, и могут управляться незнакомыми нам энергиями».

г). Архетиповые переживания и сложные мифологические эпизоды

«Важной группой трансперсональных переживаний в сеансах ЛСД являются феномены, для которых К. Г. Юнг использовал термины первообразы, доминанты коллективного бессознательного или архетипы. Они неоднократно возникают как в сеансах субъектов, знакомых с этим понятием, так и лиц, не подвергавшихся до этого воздействию идей Юнга. В своем широком смысле термин «архетип» может использоваться для обозначения всех статических паттернов и конфигураций, а также динамических событий в психике, трансиндивидуальных и обладающих универсальным качеством. Такое описание и определение архетипов было бы применимо ко многим категориям, описанным в этой главе. Здесь же мы обсудим лишь группы трансперсональных переживаний архетипического характера, представляющие общие биологические, психологические и социальные типы и роли. ЛСД-субъекты могут, например, переживать полное отождествление с архетипами Мученика, Беглого, Отверженного, Просветленного Водителя, Тирана, Дурака, Доброго Самаритянина, Мудрого Старца, Злого Искусителя, Аскета или Отшельника. Эти переживания тесно связаны, но не идентичны с элементами группового сознания, описанного ранее. В последнем случае субъект чувствует одновременное отождествление со всеми индивидуальными членами группы; эти же архетипические переживания представляют собой персонифицированные концепции играемых ролей (т. е. все евреи в сравнении с Евреем). Архетипические явления этого вида могут отражать различные уровни абстракции и различные степени обобщения. В случае некоторых универсальных архетипов субъект может отождествляться с ролями Матери, Отца, Дитя, Женщины, Мужчины или Любовника-Любовницы. Многие в высшей степени универсальные роли ощущаются как сокровенные и священные, как это можно увидеть на примере архетипов Великой Матери, Ужасной Матери, Матери-Земли, Матери-Природы, Великого Гермафродита или Космического Человека. Архетипы представляют собой определенный аспекты личности субъекта, такие как тень, Анимус и Анима или Персона, которые тоже часто встречаются в продвинутых сеансах ЛСД. Образы Золотого Века и Темного Века, а также видения потока всех следующих друг за другом индийских «юга» можно отметить в качестве примеров богатых, широких и общих архетипов».

д). Переживания встреч с различными божествами

Иногда в ЛСД-сеансах возникают божества и демоны, связанные с какими-либо культурами. Очень часто это две группы божеств — света и добра, с одной стороны, тьмы и зла, с другой. Субъект может быть свидетелем борьбы этих сил, например, войны богов и титанов, и т. д. При встречах с божествами у ЛСД-субъектов возникают «очень сильные эмоциональные реакции от экстатического восторга и небесного блаженства до метафизического ужаса и сумасшествия».

е). Интуитивное понимание универсальных символов

Одной из компонент ЛСД-сеансов являются процессы визуализации универсальных символов (например, восточные мандалы, кресты, свастика, каббалистические символы) и интуитивное понимание их эзотерического значения. Резко изменялось ранее бывшее скептическим отношение к астрологии и алхимии — субъекты обнаруживали глубокий смысл в этих системах.

Некоторые вопросы, связанные с архетипическим структурированием психики и универсальными символами, будут рассмотрены ниже.

ж). Активизация чакр и подъем змеиной силы (Кундалини)

Иногда, в продвинутых трансперсональных ЛСД-сеансах, наблюдается активизация и открытие чакр ЛСД-субъектов. Эти феномены сходны с имеющими место в Кундалини-Йоге. Иногда происходит подъем Кундалини по сакральной части позвоночного столба и активация всех чакр с раскрытием Сахасрары (тысячелепесткового лотоса), что приводит к глубокому трансцендентальному переживанию.

з). Сознание Универсального Ума

«Это одно из наиболее глубоких и тотальных переживаний, наблюдаемых в сеансах ЛСД. Отождествляющийся с сознанием Всеобщего Ума индивидуум ощущает, что он путем переживания охватывает тотальность существования. Он чувствует, что достиг реальности, лежащей в основании всех реальностей, и стоит лицом к лицу с высшим и безусловным принципом, который представляет все Бытие. Иллюзии материи, пространства и времени, а также бесконечное число других субъективных реальностей целиком и полностью перейдены, трансцендированы и, в конце концов, сведены к одному этому виду сознания, которое есть их общий источник и знаменатель. Это переживание безгранично, непостижимо и невыразимо; это — само существование. Вербальная коммуникация и символическая структура нашего повседневного языка кажется до смешного неадекватной, чтобы схватить и передать его природу и качество. Переживание феноменального мира и того, что мы обычно называем обычными состояниями сознания, оказывается в этом контексте лишь весьма ограниченным идиосинкразическим и частным аспектом всеобщего сознания универсального Ума. Этот принцип целиком и полностью лежит за пределами рационального постижения и, тем не менее, даже короткое основывающееся на опыте пребывание в этом состоянии сознания удовлетворяет интеллектуальные, философские и духовные искания субъекта. Все, когда-либо поставленные вопросы, находят свои ответы, и не остается необходимости спрашивать что бы то ни было дальше.

Лучшим приближением к пониманию природы этого переживания является описание этого состояния в терминах понятия СатЧитАнанда, появляющегося в индийских религиозных и философских писаниях. Это составное санскритское слово состоит из трех отдельных корней: сат означает существование или бытие; чит — осознавание и интеллект; и ананда — блаженство. Лишенный формы и размерностей, неощутимый органами чувств, принцип, воспринимаемый индивидуумом как Универсальный Ум, характеризуется бесконечным существованием, бесконечным осознаванием и знанием и бесконечным блаженством...

Переживание сознания Универсального Ума тесно связано с сознанием космического единства, описанного ранее, но не идентичного с ним. Ему сопутствует интуитивное проникновение в процесс творения феноменального мира, как мы его знаем, и в буддийскую концепцию колеса смерти и возрождения. Это может привести в результате к временному или длительному чувству, что индивидуум достиг глобального нерационального и трансрационального понимания базовых онтологических и космологических проблем, сопровождающих существование».

и). Супракосмическая и метакосмическая пустота

Это переживание изначальной пустоты, которая является источником и основой всего существующего и «несотворенным и невыразимым Высшим». «Термины супра-метакосмическая, используемые в этом контексте искушенными ЛСД-субъектами, относятся к факту, что Пустота, оказывается, выходит за пределы и одновременно лежит в основании феноменального мира. Она за пределами времени и пространства, за формой или любой определяемой опытным путем дифференциацией и за полярностями, такими как добро и зло, свет и тьма, стабильность и движение и агония и экстаз.

Пустота включает в себя также и выход за пределы нашего обычного понятия причинности. Иногда ЛСД-субъекты сообщают, что они являлись свидетелями возникновения СатЧитАнанды из Пустоты, как ее первого формулирования, воплощения в форму, или же наоборот, возвращения СатЧитАнанды в Пустоту и ее исчезновения. Этот феномен не связан с безнадежным чувством абсурдности, которое испытываешь в обычных состояниях сознания, рассматривая возможность возникновения чего-то из ничего или исчезновения без всяких следов. Аналогично этому и тот факт, что что-то случается без всякого прецедента, достаточной причины или начального импульса, не ставится субъектом под вопрос на этом уровне. Не важно, насколько это могло казаться парадоксальным, Пустота и Универсальный Ум воспринимаются как идентичные и свободно переходящие одно в другое; они являются разными аспектами одного и того же феномена. Пустота оказывается наполненной (чреватой) формой, а тонкие формы Универсального Ума переживаются как абсолютно пустые».

Предложены и другие картографии сознания, в целом не противоречащие картографии С. Грофа [2]. Однако, это, по нашему мнению, наиболее полное и убедительное исследование из работ такого рода.

Полученные результаты доказывают факт несводимости сущности сознания к энергетическим, материальным или метрическим пространственно-временным структурам. Исходя из этого нами была предложена концепция психоинформационного поля φ(ψ, i) и его квантов — инфонов, — испускаемых психическими зарядами психонами b , которые соответствуют психическим «атомам» сознания, отвечающим за целостное «я» (или монаду) [3]. При этом единое поле реальности состоит из трех составляющих: психоинформационной, энерго-импульсной и метрической (пространственно-временной). Соответственно, объект характеризуется тремя составляющими в различной пропорции: BU((ψ, i), (e, p), (x, t)). Но это — тема отдельного сообщения.

 

Литература:

  1. Букалов А. В. О механизме формирования функций информационного метаболизма в процессе рождения индивидуума. // Соционика, ментология и психология личности. — 1996. — №№ 1–2.
  2. Букалов А.В. Сознание и физическая Вселенная. // Физика сознания и жизни, космология и астрофизика. — 2001. — № 1.
  3. Букалов А.В. Теория психоинформационного пространства, его полей и структур. Общая концепция. // Соционика, ментология и психология личности. — 1999. —№ 5.
  4. Гроф С. Области человеческого бессознательного. - М., 1980, Всесоюзный центр переводов научно-технической документации и литературы.
  5. Гроф С. За пределами мозга. — М. 1995.
  6. Лилли Дж. Центр циклона. — К.: София, 1993.
  7. Линде А.Д. Физика элементарных частиц и инфляционная космология. — М.: Наука. 1990.


1 — Диэтиламид лизергиновой кислоты (ЛСД-25) — психотропный препарат. В отличие от наркотиков, он не вызывает привыкания и вредных побочных последствий для организма при применении в клинике под наблюдением врачей.  Back
2 — Отто Ранк, венский психиатр, в своей книге «Травма рождения» указал на основополагающее значение перинатальных переживаний. Back
3 — Некоторые искушенные субъекты обращались в этом контексте к Упанишадам и знаменитой цитате: «Познание Того, знание которого дает познание всего». Back
4 — Автор намеренно приводит столь обширные цитаты малоизвестных читателю исследований, т.к. они послужат исходным материалом для дальнейших рассуждений, и читатель сможет проследить за их ходом. Back
5 — Следует обратить внимание, что здесь в наличии два эффекта: ясновидение по линии родовой памяти, а не просто родовая память. Back
6 — Дж. Лилли [5] описал, что в подобном сеансе наблюдал явления микромира, например, прохождение электрона через потенциальный барьер. Back
7 — Об этом же пишет Дж. Лилли [5], описывая собственную телепатическую связь с другим человеком под действием ЛСД. Back


Институт соционики | О журнале

 


Copyright © 2001-2012 Международный институт соционики
Оформление: Ольга Карпенко